В ежеквартальном журнале International studies прочел статью...

Телеграм авг. 18, 2020

В ежеквартальном журнале International studies прочел статью Филиппо Коста Буранелли «Авторитаризм как институт? Пример Центральной Азии», посвященную, как нетрудно догадаться, постсоветским режимам в Туркмении, Узбекистане, Казахстане, Таджикистане и Киргизии. А вернее, тому, как стоит воспринимать их внутреннюю логику западным либералам.

Суммируя - не нужно рассматривать авторитарные режимы Средней Азии как нарушение либеральной нормы вещей.

Они - вариант взаимовыгодного компромисса в обществе «режимоцентричного солидаризма».

Хорошо знакомый пропагандистский приём о неусыпной борьбе национальных лидеров за «стабильность» и другие скрепы отражают не только стремление удержаться у власти, но и действительно важные для них ценности, через призму которых они строят отношения с соседями.

Понятия авторитета и стабильности для них - не столько политические лозунги, обеспечивающие выживание режима, сколько категории, которые определяют социальные отношения между странами. Проще говоря, это основополагающие ценности государств и лидеров, которые заинтересованны, сохраняя свою власть, сохранять и мир между государствам, и низкую конфликтность, и совершенствовать уровень жизни, и государственный аппарат.

Центральная Азия, по Буранелли, десятилетие после падения СССР воспроизводила, копируя друг у друга и у постсоветской России, успешные практики сохранения авторитаризма. В основном это укрепление президентской власти путем референдума, меняющего Конституцию и разного рода законы об ограничении информации — здесь моделью принятия решений обычно выступает латинская Россия - парламентарии говорят об этом открыто.

При этом, клуб среднеазиатских правителей — это люди, сформировавшиеся как политики в партийно-административной среде позднего СССР, что определяет, с одной стороны, общие подходы к идеологии, а с другой — умение находить общий язык.

Для российского читателя, пожалуй, главный возможный вывод статьи не проговорен: если мерять постсоветское пространство политическими ценностями и управленческой логикой Средней Азии, то Россия с ельцинских времен представляет единое пространство именно с ней.

То же самое, кстати, касается и Белоруссии, и даже вроде бы отмежевавшейся от нас Украины — уважение «авторитарного клуба» к личности ее послемайданных президентов, и вообще наличие президентского поста как ключевого, определяет ее отношения с бывшими союзными республиками.

Автор: Пётр Кромских
Редактор:Реб Йесод

Теги