Туристическая индустрия стала первой экономической жертвой пандемии...

Телеграм апр. 02, 2020

Туристическая индустрия стала первой экономической жертвой пандемии коронавируса, но на очереди куда более серьезные события: всемирный карантин грозит обрушением сельскому хозяйству, сильно зависимому от мигрантов.

Одной только Великобритании уже в апреле требуются около 90 тыс. работников, для того, чтобы собрать урожай овощей и фруктов. В прошлом году 98% из британских сборщиков урожая (!) прибыли из Румынии и Болгарии. И дело не только в самих сезонных рабочих, но и в том, что их некому перевозить: авиакомпании из-за введенных ограничений на перелеты прикованы к земле.

На "битву за урожай" уже начали привлекать британскую молодежь через местные волонтерские организации (что-то вроде Work&Travel), но даже крупнейшая из них, Concordia, судя по статье Guardian, планировала набрать в Восточной Европе только 10 тыс. человек. Удастся ли закрыть потребность в рабочих руках студентами и теми, кто лишился работы из-за эпидемии, пока непонятно.

При этом в прошлом году миллионы британских яблок попросту сгнили из-за нехватки рабочих. Вызвана она была, правда, не коронавирусом, а Брекзитом и сопутствовавшей этой авантюре неопределенностью с визами. После этого тори пообещали фермерам увеличить квоту на иностранцев в рамках СССР (нарочно не придумаешь: именно так, "Cхема сезонных сельскохозяйственных рабочих", переводится Seasonal Agricultural Workers Scheme, или SAWS) вчетверо - с 2,5 до 10 тыс. Но матушка-природа в этом году, видимо, крепко напомнит британцам, что такое жизнь без дешевых батраков из южной и восточной Европы.

Те же проблемы - у фермеров в США. Только позиций там требуется еще больше - около 108 тысяч. Да и в России в сегменте выращивания овощей и фруктов квота на прием иностранцев на работу установлена в размере 50% от общего числа трудящихся (кроме Астраханской области и Приморского края). Выше – только в строительстве (80%), хотя она и не распространяется на Москву и ряд других регионов.

В общем, первому и отчасти второму миру в период пандемии придется заново учиться работать самим на себя. Парадоксально, но факт: кризис недостатка рабочих рук решается методами, которыми Рузвельт боролся с безработицей. И вместе с этим в привычный уже уклад, в котором все заняты производством услуг (на самом деле далеко не все – просто обслуживающие урбанизм мигранты: незримы, бессловесны и бесправны) ледоколом вваливается забытое уже явление: чернорабочие, у которых есть политические права.

Пётр Кромских

Теги