​​Церковные события последних двух дней заставляют задуматься...

Телеграм апр. 04, 2020

​​Церковные события последних двух дней заставляют задуматься о том, что современная Русская православная церковь, конечно, подлинно родственна современному русскому народу. В том смысле, что ее идентичность сформирована советским патриотизмом времен Великой Отечественной войны, а проще говоря – Сталиным.

2 апреля духовника патриарха Кирилла, оптинского старца схиархимандрита Илия (Ноздрина) провезли с молитвами против пандемии коронавируса на самолете над Москвой и Петербургом. А 3 апреля уже сам патриарх проехал кортежем по МКАДу с иконой Божией Матери «Умиление», перед которой молился Серафим Саровский. И то и другое, в общем, реконструкция любимого православного мифа о войне: о том, что в ноябре 1941 года Москву облетел транспортный самолет с Казанской иконой Божией Матери. Не сомневаюсь, что в будущем оба этих события станут сюжетом для новых проповедей и икон.

Да и в проповедях патриарх не раз обращался к той войне. Летом в Брянске, например, именно ссылкой на героизм советских людей иллюстрировал ни много ни мало идею религиозной веры как таковую. Эта особенность российской идентичности касается не только православных: муфтий Равиль Гайнутдин, например, в обращении к пастве сравнил борющихся с пандемией врачей с героями Великой Отечественной.

Что же касается самого патриаршего объезда Москвы (неуклюжее слово, но его использует даже официальный сайт РПЦ: «автомобильный крестный ход» звучит и громоздко, и комично), то он стал, на мой взгляд, отличной иллюстрацией того, как единственная деталь может сделать весь образ. Его прямая трансляция на главном православном телеканале «Спас» началась без звукового сопровождения. Кортеж из черных мерседесов, летящих по перекрытому МКАДу, довлел над бегущей строкой с недавно утвержденной молитвой об избавлении от вредоносного поветрия, производили гнетущее впечатление.

Но через некоторое время гул дороги пропал, сменившись наложенным лаконичным распевом «Радуйся, Невесто Неневестная», и картина сразу стала неизмеримо человечнее. А общая образность стала близка к лучшей, на мой взгляд, сцене «Молодого папы». Той, в которой кортеж Ленни Беллардо дожидается, пока коленопреклоненный понтифик окончит свою молитву перед грузовиками с польскими и венгерскими номерами.

Впрочем, так это выглядело только с кресла перед телевизором. А вот другу, презревшему запреты и отправившемуся в пятницу в деревню, из-за кортежа с Носовихинского шоссе на МКАД не давали съехать минут двадцать. Вся кольцевая, по его словам, сегодня была в полицейских, на каждом примыкании. Не думал, что когда-нибудь скажу такое, но уж лучше бы патриарх продолжал пользоваться частным вертолетом.

Пётр Кромских

Теги