Ресурс 3Navigate back to the homepage

Русский коньяк Шустова. Как правильно перенимать опыт у иностранцев и раскручивать бренд

Андрей Варфоломеев
May 9th, 2020 · 3 min read

История семьи Шустовых, создавших один из лучших коньяков, окутана некоторым туманом. По одной из версии, Шустовы это древний дворянский купеческий род из Курской губернии, которые получили данный титул на заре правления Романовых. По другой, династия берёт своё начало это вольноотпущенного крестьянина Леонтия Шустова, который прекрасно делал травяные настойки (ими же и грешил). У Леонтия поздно, в 50 лет, родился сын Николай, которому он передал свой рецепт фирменных настоек, что и стало основанием для начала семейного дела - производства алкоголя. Обе версии сходятся в одном - в начале второй половины ХIX века семья Шустовых, а именно старший сын Николай со своим братом Леонтием (в честь отца), начинают собственное производство алкоголя.

Решили они начать с водки, как с основы основ, так как водочный бизнес был максимально прибыльным, хоть и высококонкурентным, после того, как государство разрешило свободное производство крепких и не только напитков при условии оплаты акциза. В одной только Москве насчитывалось около 300 водочных предприятий, капитал которых был куда крупнее, чем у братьев - их же средства таяли стремительно, даже если они обладали большим опытом в производстве алкоголя, который они переняли у отца. Тогда была придумана гениальная рекламная компания, когда братья нанимали студентов, чтобы те шли по кабакам и требовали “шустовскую водку”, а если её не было, то устраивали дебош. Это дало свои плоды, бизнес стал процветать, Шустовы расширили предприятия, построили магазины и склады.

Но водки им казалось мало (как бы нелепо это не звучало), они решили делать настойки по семейному отцовскому рецепту. Почему? Потому что в 1894 премьер-министр Витте ввёл винную монополию, согласно которой производство крепкого алкоголя могло быть в частных руках, а реализация полностью принадлежала государству, т.е. оно и получало все сливки. Самое интересное - монополия не распространялась на настойки, пиво, брагу и винные напитки. Шустовы снова оказались на волне бизнеса, их настойки «Зубровка», «Спотыкач», «Вишневая», «Лимонничек» и самая главная - «Рябиновая» - стали появляться во всех кабаках и фирменных магазинах.

Но Николай Леонтьевич к тому моменту умер, передав весь бизнес своим детям, те же продолжили дело предков, искав новые пути для расширения. В 1899 году они купили убыточный завод по производству армянского конь… нет, бренди, коньяком мог называться только напиток из Франции. Нерсес Таирян когда-то делал переделал свою винокурню в Эриваньской крепости под производство бренди, но дела шли плохо - в России признавали только импортный французский коньяк, на отечественного производителя даже не смотрели. Шустовы купили его завод, а также ещё две винокурни в Кишенёве и Одессе и переделали их под заводы для производства бренди, но проблемы остались те же - не было спроса.

Тогда Николай отправил своего брата Василия, который хорошо разбирался в технике и технологиях, во Францию на стажировку на один из коньячных заводов. Как ему это удалось, неизвестно, но он смог выкрасть технологические карты, рецептуру, ноу-хау, словом, совершил акт настоящего международного промышленного шпионажа задолго до китайцев. Принципы производства плюс-минус одинаковые, а вот свои детали французы всегда держали в строжайшем секрете - вот их-то Василию и удалось узнать. Приехав обратно, он тут же воплотил всё в жизнь, бренди Шустовых стало прекрасным по качеству, но всё равно неизвестным.

Чтобы повысить авторитет напитка, братья отправили свой бренди на выставку коньяков (разумеется, под видом коньяка) в 1900 году, где анонимно сомелье на вкус определяли лучший из них. На удивление публике, победителем оказался не француз, а неизвестный тогда русский бренди Шустовых, в честь чего французы дали ему официальное право называться коньяком. Вот тут-то братья и начали свою компанию, печатая на своих этикетках “победитель Гран-при в Париже”, вывешивая наружную рекламу на улице, на пароходах и так далее. Самое интересное, что при продвижении товара в Европе они использовали отцовский метод, но по-другому. Уважаемые денди приходили с дамами в рестораны, заказывали много блюд и просили “лучшего в мире коньяку”, имея в виду шустовский. Когда им его не подавали, то они демонстративно, но вежливо не притрагивались к еде, платили за всё и уходили. Итог был такой же - европейские рестораны стали массово закупать коньяк (официальный русский коньяк!) Шустовых.

Напиток получал награду за наградой, которые Шустовы не стеснялись печатать везде. Всё шло прекрасно до начала Первой мировой, когда продажу алкоголя запретили, а после революции их предприятия и вовсе национализировали. Шустовы покинули Россию, но в нашей памяти до сих пор есть прекрасный пример, когда брали лучшее, что было у иностранцев и привозили сюда, и по итогу делали гораздо лучше.

More articles from Русский Футуризм

Как пиво постепенно захватывает мир

Традиционные винные и крепко-алкогольные страны меняют свои предпочтения

May 7th, 2020 · 1 min read

Мертвый язык банков

Банковские системы всего мира стоят на практически вышедшем из употребления языке программирования

April 11th, 2020 · 1 min read
© 2020 Русский Футуризм
Link to $https://twitter.com/narativeLink to $https://github.com/narativeLink to $https://instagram.com/narative.coLink to $https://www.linkedin.com/company/narative/Link to $https://dribbble.com/narativestudio