Новость о том, что ставший лицом церковного...

Телеграм май 27, 2020

Новость о том, что ставший лицом церковного ковид-диссидентства уральский схиигумен Сергий (Романов) (о котором «Красный Сион» уже писал) запрещен в служении до решения епархиального суда – закономерное развитие связанных с коронавирусом событий.

Апрельский запрет ему публичной проповеди был мерой не канонического характера, а этаким предупредительным выстрелом, и нарушение схиигуменом указа об этом было вопросом времени. Митрополиту Екатеринбургскому и Верхотурскому Кириллу (Наконечному) даже удалось найти отличную, очень христианскую формулировку запрета: "как Ваш епископ, я благословляю Вам послужить Святой Церкви безмолвием, затвором и молитвой, чего так не хватает современному бурному и многомятущемуся миру и что Вы сами избрали для себя, принимая Великую Схиму".

Интереснее то, что это один из первых случаев применения канонических мер к ковид-диссидентам в регионах, и основанием для него стало нарушение распоряжения именно епархиального архиерея. Патриаршие распоряжения последнего времени носили подчеркнуто локальный характер и относились к Московской городской епархии и ставропигиальным монастырям, в том числе, распоряжение "об ответственности за несоблюдение указаний, направленных на ограничение распространения коронавирусной инфекции".

Ответственность за непопулярные и бьющие по благосостоянию духовенства общецерковные ограничительные меры падала на епархиальных архиереев и управляющего делами патриархии митрополита Воскресенского Дионисия (Порубая), подпись которого стояла под соответствующим циркулярным письмом. В Москве патриаршее распоряжение о санкциях уже применялось. Но епархии, предоставленные самим себе и воле местных властей в вопросе введения карантинных мер (хотя патриархия и пошла на сокращение сборов с епархий, которым пришлось тяжелее всего), приобрели свободу действий в отношении конфликтных фундаменталистов.

И здесь пандемия снова становится испытанием церковной вертикали на устойчивость. Но уже не перед фундаменталистами вроде схиигумена Сергия, уход которых в раскол был бы крайне неприятен, но не смертелен. А перед амбициями архиереев, осознающих, что в их силах скомпрометировать перед федеральными властями способность патриарха приводить регионы к избранной Москвой модели поведения: управлять церковью с помощью востребованных и любимых в российском фиктивном федерализме полуформальных "сигналов", а не в авторитарном "ручном режиме".

Недавнее отстранение от управления сразу двух епископов, сомнительное с канонической точки зрения – звено этой же цепочки событий. Оно было по-кирилловски импульсивным и никак не объяснялось публично. Но, учитывая тянущийся за отстраненными шлейф освещавшихся Кураевым гомосексуальных скандалов, оно призвано было показать, с одной стороны, то, что патриарх может действовать жестко, а с другой – обрушивается таким образом только на вконец разложившийся клир, да еще и прислушивается к повестке опальных церковных оппозиционеров. Хотя вряд ли оно будет воспринято так именно сейчас, в условиях, когда о важных решениях патриарх предпочитает объявлять в третьем лице через управляющего делами, и даже материальную поддержку нуждающимся священникам организовывает силами "состоятельных прихожан".

Пётр Кромских

Теги