На трех адресах Про непарадный Питер слышали многие....

Телеграм июнь 30, 2020

На трех адресах

Про непарадный Питер слышали многие. Двора-колодцы, желтые стены, статуи. Но вот написано и отрефлексировано до обидного мало. Как-то раз мне пришлось съехать с комнаты на Ваське. Искать жилье непросто: либо отсчитывай деньги риэлтору, либо будь готов к тратам на залог хозяину – владельцы не доверяют арендаторам – и коту в мешке.

На паблике «Уютное гнездышко» нашлось несколько вариантов пристанищ. Я остановился на типичной коммуналке с молодой и вроде бы адекватной хозяйкой. Вместо прихожей кухня с газовой колонкой. В коридоре паркет вздыбился так, что раз десять я отбивал об него мизинец. В комнате за шкафом обнаружились иголки ели, а на полке початая бутыль водки. Но отдельно хочется сказать про ванную. Она находилась в самой середине квартиры, без вентиляции, если не считать таковым форточку на кухню-прихожую, где имелось окно на улицу.

Такое расположение ванной комнаты объяснялось просто: раньше ее там не имелось. Коммуналки находятся в особняке, выстроенным талантливым архитектором Александром Львовичем Лишневским. Он создал дом по заказу богача Купермана, но затем выкупил. Из-за расположения здание имеет аж три адреса. Но владельцем архитектор пробыл недолго, до 1918 г. Затем здание национализировали.

Среди новых жильцов оказался Яков Перельман. Сейчас страна смутно помнит математика Григория Перельмана, отказавшегося от миллиона, а вот его однофамильца, создателя таких книг, как «Занимательная алгебра», «Занимательная арифметика» и вовсе начисто забыли. Но когда-то девчонки и мальчишки зачитывались его трудами - там не только доступно рассказывалось о различных науках, но и приводились занимательные задачи и опыты.

О изобретателе напоминала доска на одной из стен. Занимательные задачи и опыты подкидывал сам дом чуть ли не каждый день. То ломался кран, то затухал газ в колонке, то утро начиналось с ревущих матов соседа, кричащего на жену. Зимой от ветра разбилось стекло на кухне, ремонт жильцы скидывали друг на друга. Как-то раз в подъезде обнаружилась метровая кукла, замотанная в пленку. Потом она исчезла.

Но я все равно кайфовал от жизни в таком доме. Здесь я читал Белого и Андреева, Сологуба и Бальмонта, здесь писал свои рассказы, здесь же кусал локти, когда несколько влиятельных СМИ не приняли мой репортаж под надуманными предлогами. Особенно мне нравилось, когда закатное солнце светило через красно-оранжевые старые занавески.

В этом доме некогда жил поэт Алексей Скалдин, последний из символистов. Один из моих соседей работал поваром в "макдаке" и тоже писал стихи, правда, не желая показывать. Другой делал народные инструменты. Как-то к нам заехала художница из Германии. Не без гордости я принимал у себя в доме своих земляков из Твери. Они спали на кровати, а я на кресле.

Дом Купермана создан в стиле неорусском стиле. Башни и эркеры напоминают о средневековых замках, хотя источником вдохновения послужило прошлое нашей страны. Сайт citywalls пишет: в начале ХХ в. в журнале «Зодчий» встречались высказывания о том, что «старый русский стиль со своими приземистыми формами и малыми окнами» совершенно не подходит для многоэтажных зданий. Так, Владимир Яковлевич Курбатов сомневался, «чтобы удалось применить этот стиль к городским постройкам». По его мнению, узкие маленькие окна домов «очень поэтичны и декоративны, но весьма неудобны для обитания».

Лишневский, один из немногих архитекторов начала ХХ в., попытался на деле показать возможность применения «старого русского стиля» в архитектуре многоэтажных доходных домов. На фасадах, построенных им в Геслеровском переулке зданий применены мотивы, характерные для разных эпох и разных архитектурных школ Древней Руси

По словам дочери Лишневского, архитектору дом не понравился. Проходя мимо него, он говорил: «Извини, дорогой... не получилось...». Но сейчас, через сто лет мне хочется крикнуть в прошлое: «Мастер, у тебя все вышло. Прости, что не храним».

Фото дома от автора

Виктор Пепел

Теги