На фоне белорусских событий очень мало внимания...

Телеграм авг. 17, 2020

На фоне белорусских событий очень мало внимания вызывает важная победа гражданского общества в России: промышленная разработка шихана Куштау "Башкирской содовой компанией" (БСК) прекращена.

Шиханы, одиночные горы - места обитания краснокнижных видов растений и животных. В начале августа на одном из них, Куштау, начала георазведку расширяющая производство из-за истощения месторождений БСК.

Экоактивисты разбили на пути техники лагерь, а потом и выстроили баррикаду, выстояли против ЧОПовцев и нанятого компанией бычья, и добились того, что диалог с ними теперь идет на уровне главы республики Радия Хабирова. Такой башкирский Стэндинг-Рок, менее масштабный, но более успешный.

2020 год в России запомнятся как время тяжёлой борьбы и трудных побед активистов-экологов. Отказ от строительства мусорного полигона в Шиесе, по-настоящему широкое внимание к катастрофам в Мурманской области и Усолье-Сибирском, Куштау — их заслуги.

Но обратить внимание хотелось бы на самое неожиданное выступление в защиту башкирского шихана, которое выложил в своем Instagram Максим Галкин. Он в ролике сравнил БСК с Саруманом, и вообще знатно в патриотическом духе прошелся по компрадорам, явно не связывающим свое будущее с республиками, из которых они выжимают все соки.

Выступление вполне системного эстрадного артиста может показаться странным и неуместным с точки зрения записного столичного либерала, но только с нее. Галкин из семьи военных, в детстве успел пожить в Бурятии в Улан-Удэ. Обвинить его в незнании "глубинного народа" и нечуткости к нему, пожалуй, сложно.

Это касается не только Галкина, но и вообще звезд "низких" жанров, вроде бы вполне встроенных в олигархические элиты на правах обслуги. Взять, например, члена "Единой России" стилиста Сергея Зверева, воплощение отечественного гламурного китча.

Он в своем стиле эпатажно пикетировал у Кремля против строительства китайского завода по производству бутилированной воды в своем родном поселке Култук на Байкале, вел целую кампанию против него в инстаграме. Проблему загрязнения озера он как коренной иркутянин воспринимает очень близко к сердцу. Строительство, кстати, признали незаконным и остановили.

Совсем известный пример — депутатская работа Иосифа Кобзона. Во многом его стараниями гора Алханай в Бурятии стала национальным парком. Кобзон сделал немало и для общин буддистов, оказывая помощь в восстановлении дацана Сочгин в Агинском районе, от которого неизменно избирался депутатом, и участвуя в строительстве Ступы Просветления на месте будущего храмового комплекса в Москве.

Одна из проблем московской оппозиции — то, что она с 2013 года захвачена антиколониальной романтикой Евромайдана, и мнит себя в этом смысле сродни французской интеллигенции 50-60-х. По модели "ухода от империи" она пытается объяснять и армянские аниикоррупционные протесты, и сегодняшние выступления в Белоруссии.

Происходящее отчаянно не лезет в лекала национально-освободительной борьбы, зато результат хорошо вписывается в модный западный дискурс о "белых привилегиях". При этом неизбежно примитивным и поверхностным становится взгляд на саму Россию: федеративную, многоязычную и полиэтничную. Чьи конфликты, связаны не с цветом кожи, не с языком, — даже борьба за преподавание родного языка в школах в Татарстане не между русскими и татарами, а между федеральными и республиканскими властями, — а с борьбой за самоуправление и право на достойную жизнь на своей земле. И в них даже медийный актив практически не пересекается с активом "возмущенного креативного класса".

Пётр Кромских

Теги