Когда я думаю о высшей степени человеческого...

Телеграм июль 13, 2020

Когда я думаю о высшей степени человеческого безразличия и черствости – вспоминаю гендерфлюида «мявса» более известного как Анна-Мария Ефремова(АМЕ).

Что сделал бы обычный человек если его оборзевший от славы и денег родственник задавил невинного? Ушел бы из соцсетей, уехал бы деревню, чтобы бухнуться на колени перед семьей погибшего, всеми финансовыми и прочими способами пытался хоть немного загладить чудовищную вину. Но «мявс» не таков — пока идут лайки, пока сыпятся подписки бесполая мажорка словно паук ползает по сети.

Думаете, ее волнует призрак Сергея Захарова? Думаете, поминает безвременно погибшего?

Как же я сгорела с какого-то чувака, который прикидывается трансдевушкой чтобы писать трансфобную и мизигонную хуету и терфятника у него в реплаях, который с востороженным видом орёт про "истинный лик транс-соо!!". вы все мрази, а мудака этого я надеюсь однажды переедет белаз

Это последний ретвит существа, с котором оно видимо полностью согласно. И ничего не дернулось в мявсовой душонке, когда лапка жала на кнопку репоста, ведь это РЕАЛЬНЫЕ проблемы -- то, что волнуют настоящих 88-гендерных сверхлюдей.

А вот уже прямая речь. «Это пиздец», – пишет оно. В чем же пиздец? В том, что адвокат папани утверждает, что Ефремов Шредингера был в машине «до» и «после», но не в момент аварии? А может увидело фотографии бездыханного тела Захарова?

Вот он, пример того, как ебучие бумеры отравляют все пространства. Так позорить мизогинными высказываниями квир и транс-сообщества – это пиздец(далее идеткомментарий на очередную многогендерную чушь - прим КС.), – пишет АМЕ. 57-летний Сергей Захаров тоже был бумером – представителем старшего поколения, которое так терзает несчастного мявса, мечущегося между Сингапуром и твитором.

Я уже писал, что по ее первой реакции, по неуместному приплетанию расизма и гомофобии, было понятно, что этим закончится. Ведь если бы АМЕ не была каргокультистской куклой-муклой, а живым человеком, она бы писала о нем и таких как он: о людях оторванных диким капитализмом от родных мест, живущих в тесных съемных квартирках и без передыха работающих словно негры на плантациях.

В этом главный ужас для любого думающего русского(по духу) человека – с одной стороны над ним нависает бесмысленный жирберг бюрократического санкционированного «патриотизма» в котором радуга приравнена к свастике, а любовь к родине идет по разнарядке, с другой – карго-культ мявсов, подпитываемый мнимой протестностью. Дернешься туда – получишь по голове, сюда – и вовсе раздавят и отбросят на обочину как сломанную игрушку.

И наверное единственный выход в том чтобы, вопреки всему, вопреки непрекращающемуся потоку лжи, манипуляций, травли, сохранить внутри себя ядро, которое не разъест никакая кислота. Капсула времени в котором поместится и первая улыбка мамы и всполохи рассвета над рекой, и ветка, которой ты рубил пушистые головы одуванчиков. Капсула в котором, рядом с переживанием от романов Джека Лондона, Лавкрафта, Теккерея запрятана первая неумело выкуренная сигарета и робкая подростковая любовь.

Убрать в эту капсулу книги, любимые выражения, искры костра у которого пил с друзьями, запах мяса, запах снега, ранней весны, момент похвалы от близкого человека, две склянки любви, пять склянок тоски, немного серого утра, когда поступил в институт, первый час на новой работе, последний – на старой. А глубоко за ними припрятать: танк на который взбирался с отцом в парке и черную гарь сгоревшей надежды – павший Дом Советов словно покрытый ожогами от бычков затушенных хулиганами. Бескрайнее поле в деревне, русский лес, так похожие на шкуры стволы деревьев – гнедые, чалые, серые. Мелькание чужих мегаполисов: башен, небоскребов, костелов и арок. Пугающее совершенство старых мастеров, запертое в душных музейных залах.

Убрать и спрятать. Закопать поглубже в пепле потерь и разочарования. Аккуратно, ладонями, разровнять серый пепел, выбрать впадину на берегу, постелить. А потом ждать пока пройдет самый темный час и над мирно текущей рекой вновь забрезжит кровь рассвета. #размышления

Реб Йесод

Теги