До невыносимости омерзительная корпоративная традиция «черной пятницы»...

Телеграм нояб. 27, 2020

До невыносимости омерзительная корпоративная традиция «черной пятницы» ежегодно омрачает сегодняшний день, но это 27 ноября, помимо потоков спама и глазовыжигающей, отмечено выходом нового альбома Славы Гнойного-КПСС(Машнова).

Он якобы для Славы последний в жанре рэп. На деле речь идет только об одной из его сценических ипостасей. Но это как раз совершенно неважно – последний или не последний, но точно лучший. Кстати, про жанр – это тоже мулька для старых фанатов. От хип-хопа здесь только малая часть битов и речитатив. В остальном тут сталкиваются лбами постпанк, гремучая смесь электроники, даркфолк.

Раньше Слава был типичным фриком, молодежной версией Джигурды с целым ворохом «андеграудных»(честнее, просто хуевых) альбомов и сомнительным титулом «короля рэп-батла». В конце 2020 года, практически забытый после своего небольшого взлета, прошедший психушку и тяжелый «развод», он неожиданно закручивает шоу-кости волчком и выкупает игру.

«Чудовище погубившее мир»(ЧПМ) хорош тем, что это творчество зрелого человека. С него уже почти сползла кусками гнилая кожа постмодернизма и такой же иронии. Пустота, включавшая в себя только пустоту, вдруг обрела форму – и поэтическую, и идейную. А обычно неряшливая музыка Гнойного наконец стала достойным оформлением главной драгоценности.

Слава всегда был хорошим поэтом, но словно стеснялся этого: на потребу толпы, он читал грубый как зад носорога рэп, не имевший шансов остаться в вечности. В ЧПМ Слава пишет без оглядки, так ровно и четко, как могут только большие мастера слова. Слова складываются в строчки, строчки в куплеты и каждая аллегория и метафора начинает сапфирово блистать в ночной тьме альбома.

Теперь Слава может с полным правом заявить, что переиграл Оксимирона. Мой бывший дружок был начитанным, интеллигентным, но не интеллектуальным мальчиком, рядившимся в повидавшего дно и ад гангстера. Какое-то время он обманывал публику, но «Чудовище» стянуло рэперские штаны Мирона Яновича, оголив старческую немощь, забивая в гроб с его творчеством гвоздь за гвоздем.

Слава в шутку просит о ретвите Окси, но с этого дня Окси должен униженно просить у Славы разрешения на ретвит. Ведь уже сейчас очевидно, что русские его забудут, а Машнова – будут помнить. Хотя бы за песню «Похоронка» – мощный антивоенный гимн по смелости равный всему творчеству лондонского яппи.

В ЧПМ проявлена настоящая русская культура – то редкое, чем можно гордиться. Или не гордиться – просто получать удовольствие от музыки, которая в отличии от медицины, рабочих гарантий, социальных выплат, бюрократии, коррупции, вымирании деревни, тянет нас вверх, а не вниз.

Можно долго развлекаться, находя отсылки к Борису Усову, Юрию Хою, Егору Летову, к моей любимой «Банде четырех» и Есенину с Леромонтовым. Но лучше позволить этим осколкам быть частью общей мозаики – сияющему видению будущего, твердо стоящему на спинах гигантов прошлого.

ЧПМ – самый настоящий футуристический манифест и своеобразной подписью под ним стал финальный трек альбома который солидарно исполняет целое сочленение самых своеобычных музыкантов нового поколения в числе которых мои кореша: писатель Алехин и добрый друг Костя Сперанский.

Выдана вилка и книжка Конституции 93-го года
Когда вы, суки, танками расстреляли свободу
Ёбаные ростроповичи

Чеканит последний. И сразу понимаешь, что Россия обязательно будет свободной — но не тогда и не так как хотелось бы автором этого слогана. Ну и мы, слушающие эту музыку, уже свободны. Той свободой, которая непостижима и недостижима теми, кто живет от черной пятницы до черного понедельника.

Теги