"Новорожденная девочка в возрасте трёх месяцев умерла...

Телеграм окт. 22, 2020

"Новорожденная девочка в возрасте трёх месяцев умерла от голода и жажды, оставшись без присмотра взрослых, после того, как её мать добровольно ушла из жизни".

В небольшом сибирском городке у беременной женщины изъяли четверо детей. Потом она себя убила, а через неделю соседи вдруг обратили внимание, что в её доме слишком тихо.

"Голова превратилась в кровавое месиво". В ленте новостей, которую я читаю на мелком региональном сайте, этот заголовок идёт впритык к предыдущему.

Это уже Омск. Там 27-летний рэпер, известный под ником 1251 (известный, правда только автору новости) пытался разнять драку "друзей". В собственном доме он поднялся на два этажа выше, в гости, и буквально у родных дверей влез разнимать пацанов. "Пацаны" запинали его ударами по голове так, что парень умер прямо на руках у жены.

Это всего лишь две новости из потока провинциального трэша и ужаса. Новость о трёх трупах: младенца, женщины и мужчины. Они никто, люди без лиц, которых даже даже в краткий момент появления в медиа представляют стоковые фото. Их убил не негодяй Ефремов, их не отравили "Новичком". Их убила бедность и немотивированная жестокость, и поэтому их смерти — скучны.

Скучны для вас, дорогие читатели. Вам интереснее прочесть, что Ирина Хакамада сегодня выложила первое фото без очков. По крайней мере, так считает главный новостной агрегатор Яндекс.Ньюс. Так считают лидеры мнений. Так считают высокомерные столичные авторы фейсбука.

Только представьте — целая семья погибла, в мирное время. Мертва мать, мертва дочь. Отец неизвестно где и кто, будущее сирот туманно. И творческий юноша, навсегда оставшийся в Омске — тоже погиб. Но это не покажут в телевизоре, в ютубе Дудя, инстаграме Собчак, об этом не прошепелявит Кашин на радио.

Расскажу я. Но вы отпишетесь. Потому что это бытовуха, чернуха, скука. Потому что пиар — важнейшее из искусств современного мира.

Поэтому black lives matter (и правильно).
Но что же жизни описанных выше людей?
Они тухнут, как свечки под мелким моросящим дождём, вечно идущим на сельском погосте. Размывающим грязь в слякоть, стекающим ржавыми слезами по металлу крестов, на которых уже не то что имён — дат не разобрать.

Только общая гуманизация, только наращивание социального государства, только борьба с уже нестерпимой атомизацией общества — вот единственный ответ на то, как сделать чтобы такие новости из обыденности стали редкостью, а может и вовсе, вот чудо, вообще исчезли.

Остаётся вопрос: нужно ли это нам самим? Или проще расслабиться, и дать поглотить себя убаюкивающей бездне безразличия и сиюминутности?

Реб Йесод

Теги